Конец XVII - начало XVIII вв. , Россия

Прямоугольной формы, с наклонным верхом, стационарно закрепленным. На передней стенке две дверцы с филенками. Поверхность ларя украшена росписью в виде разводов серых тонов.

Название музея
Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник «Александровская слобода»
Идентификационный номер
КП АМ-597 Д-64
Материал
Дерево, металл
Специализация автора
Столяр
Место создания
Россия
Размер
78 х 220 х 64 см.
Ключевые слова
Мебель
Сведения о поступления в музей
1920 г. По описи Комиссии Главмузея Наркомпроса РСФСР как личные вещи семьи Романовых из Александровской слободы.
Комментарий
По преданию ларь принадлежал Марфе Алексеевне (1652-1707), русской царевне, дочери царя Алексея Михайловича Романова и его первой супруги Марии Ильиничны, сестре царей Фёдора III и Ивана V Алексеевичей и единокровная сестра царя Петра I. В 1698 г. сослана в Успенский женский монастырь в Александровской слободе по приказу Петра I по делу "О стрельцах", и в 1699 г. пострижена в монахини под именем «Маргариты». 1698 году по приказу царя Петра I к Распятской церкви-колокольне были пристроены для нее палаты, сохранившиеся по сей день, называющиеся «Марфины палаты». В этих палатах царевна жила на положении узницы почти десять лет, скончалась в 1707 г. До нашего времени в покоях сохранились некоторые ее личные вещи, в том числе и представленный ларь.
Подлинность предмета
Подлинник
Подробно об экспонате
Ларь деревянный, прямоугольной формы, с наклонным верхом, стационарно закрепленным. На передней стенке две дверцы с металлическим ушком для навесного замка. Боковые стенки и дверцы украшены филенками с профилировкой. Внутри расположена полка, разделенная перегородкой. Поверхность ларя украшена росписью в виде разводов серых тонов. Поверхность ларя украшена необычайно интересной «аспидной росписью» в виде разводов серых тонов, повторяющей роспись стен в палате Марфы. «Аспидной росписью» в те времена называли роспись «под яшму», когда имитировались узоры этого камня. В этом и проявилась симпатия Марфы Алексеевны подобного рода украшению стен палаты и мебели.