Художественный музей
им. А.Н. Радищева

Портрет княгини П.И. Щербатовой, автор: Суриков В.И.

Полина Ивановна Щербатова была великосветской дамой, хозяйкой модного салона. Её муж, художник, коллекционер и меценат, князь С.А. Щербатов вспоминал о портрете Сурикова: «… я попросил его из моей жены сделать персонажа из толпы “Боярыни Морозовой”, русскую бабу типа той, что, опустив голову, стоит у саней. Воля Мекк дал для этой цели чудный нежно-бирюзового цвета большой платок, вывезенный им из Индии, а я просил жену одеть довольно грубую шерстяную кофту с прошивками …». Модель с простым скуластым лицом и горделиво поднятой головой уверена в себе и обладает твердым характером. Прекрасна холодноватая, серо-голубая цветовая гамма работы, столь характерная для Сурикова.

Портрет Нади Репиной, автор: Репин И.Е.

Илья Репин был замечательным мастером детского портрета. Чаще всего он писал собственных детей. Портрет дочери художника Нади – один из шедевров Репина и русского реалистического портретного искусства в целом. Художник превосходно передал позу и состояние просыпающегося ребенка.Прекрасна сама композиция, легкий изгиб лежащей на подушке детской фигурки. Сложно, с тончайшими рефлексами написано розовое платье девочки и белая подушка, на фоне которой выделяется кудрявая темноволосая головка. Девочка проснулась, но еще не хочет двигаться, она вся во власти детских грез. Репин подарил картину А.П. Боголюбову, который был крестным отцом Наденьки.

Русская деревня, автор: Поленов В.Д.

На полотне – типичный уголок севера России: простой, непритязательный пейзаж, самое обыденное воспринимается поэтичным – старые, но крепкие крестьянские избы у небольшой речушки, покосившийся забор, стога сена. Оживляют пейзаж фигурки крестьянских ребятишек. Эта работа, как и большинство произведений художника того времени, пронизана солнечным светом, наполнена воздухом.

Портрет неизвестной с ребенком, автор: Боровиковский В.Л.

Эта картина – пример популярного на рубеже XVIII и XIХ веков типа семейного портрета. Наступление нового века чувствуется не только в смене моды, но и в лаконичности композиции, тяготеющей к треугольнику, скульптурности форм, гармонии крупных цветовых пятен. Молодая женщина с чувством материнской гордости представляет своего сына, одетого в тёмно-зелёный мундирчик кавалера мальтийского ордена. Мальчик, видимо, внебрачный сын бриллиантового князя А.Б. Куракина – барон Сердобин, имя его матери неизвестно. Ребенок держит в руке яблоко, символизирующее чувство любви и привязанности. Но, может, больше о их близости говорят детские пальчики, нежно положенные на шею матери.

Портрет Губаревой, автор: Левицкий Д.Г.

В портрете Губаревой чувствуется трезвость взгляда художника. Модель, уверенная в своей привлекательности, непринужденно позирует художнику. Холёная барственность и свобода позы поддержаны богатством туалета – поблёскивают драгоценности, пенится тонкое кружево воротника с атласным бантом, переливается голубой шёлк платья, дополняет наряд букетик роз в высокой причёске.

За приворотным зельем, автор: Нестеров М.В.

Искусство Михаила Васильевича Нестерова питали родники народной поэзии. Но в многообразии национального фольклора у него есть заповедная тема: незримая, неслышная драма покинутой души. Она отчетливо звучит в ранней его картине «За приворотным зельем». Лесная глухомань. Сумерки. На фоне сильно осевшего сруба – безмолвная сцена между старцем-лесовиком и опечаленной девушкой. Переживание оставленности, одиночества – главное в образе героини, но не чувствуется примиренности с судьбой. Нервное лицо, скорбный рот, стыдливо потупленный взор говорят о сомнениях и душевной муке. Внутренняя напряженность находит отклик в пейзаже: в тревожном мерцании темной воды, в дурманящем запахе болотных цветов и трав. Сумеречный свет колористически связывает фигуры с окружающей средой. Разнообразие оттенков зеленого не выходит за пределы холодной гаммы, очень созвучной общему настроению. Особенности миросозерцания художника проявились здесь и в фольклорной трактовке персонажей, и в выборе сюжета, раскрывающего поэзию простонародных верований и легенд, и в характере пейзажа, придающего картине откровенно сказочный характер.

Портрет князя Ф.А. Голицина, автор: Кипренский О.А.

Один из самых романтических живописцев эпохи, О. А. Кипренский придавал своим героям возвышенные и одухотворенные черты. В портрете Ф. А. Голицына звучат нотки тревожной взволнованности. На зрителя смотрит молодое лицо в обрамлении непослушных черных кудрей. Пристальный взгляд живых карих глаз выдает натуру эмоциональную и впечатлительную. Федор Голицын много лет жил вдали от родины, в Италии, принимал участие в освободительной борьбе итальянского народа против австрийцев и умер еще молодым на чужбине. Художником представлен одинокий герой, романтический персонаж, родственный по духу байроновскому Чайльд-Гарольду. Элегантно-небрежная поза, оттенок легкой надменности во взгляде не скрывают внутреннего трагизма личности изображенного. «Портрет князя Ф. А. Голицына» – одно из лучших произведений О. А. Кипренского, созданное в конце его творческого пути.

Морозный день, автор: Кустодиев Б.М.

Провинциальный городок, утопающий в снегу, изукрашенный морозным инеем. Ванька-лихач мчит куда-то двух зябко-кутающихся барышень. Бойко бежит лошадка, сани слегка зарываются в наметанный ветром снег. Мимо проносятся деревья, ограды, красная церквушка, барский дом с колоннами и дворник с метлой. А кругом пушистые свежие снега, розовато-голубые с сиреневым легким отливом. Хорошо угадано настроение погожего зимнего денька с его бодрящим холодом, с весело хрустящим снежком. В этой картине свежо и конкретно выражен национальный колорит жизни русской провинции.

Две девушки, автор: Петров-Водкин К.С.

«Две девушки» – вариант картины «Девушки на Волге» из собрания Третьяковской галереи, которая считается вершиной раннего творчества Петрова-Водкина. Вновь обращаясь к тем же образам, он стремился внести в облик героинь черты живой характерности, передать ощущение ясности и особенной внутренней просветленности. Фигуры двух девушек четко вырисовываются на фоне волжского пейзажа. Мягкая напевность линий обострена напряженной контрастностью цвета. Колорит построен на энергичном сопоставлении горячих и холодных цветовых плоскостей. Художник находит духовную сущность и торжественную значимость момента в особой прелести крестьянских девушек, в естественной грации и гибкой силе их молодых тел. Черты идеализации вплавлены в живой образ российских простолюдинок.

Осенний мотив, автор: Борисов-Мусатов В.Э.

Облики персонажей этой большой картины лишены исторической определенности: кавалер явно из XVIII столетия, дама – из 40-х годов XIX века. Лирическое воспоминание о «красивой эпохе» рождено романтической мечтой художника. Мимолетное дыхание прошлого, призрачное по своей сути, находит адекватную форму и в мягкой певучести линий, и в блеклости цвета, и в фактурных особенностях: перед нами воспоминание-грёза, зыбкое, осыпающееся. В этом холсте цвет откровенно условен и символичен, он становится носителем настроения. Музыкально-лирическое начало «Осеннего мотива» получило отклик в современной ему русской поэзии. Под непосредственным впечатлением от этой картины написано стихотворение Андрея Белого «Объяснение в любви».

В степи. Мираж, автор: Кузнецов П.В.

Подобно мастерам фрески, Павел Кузнецов превосходно чувствует плоскость. У него активно работает вся поверхность холста, излучающая нежные цветовые волны. Именно цвет рождает в его полотнах свет. Колорит строится на переливах тончайших, обогащающих друг друга, оттенков. Свечение земли поэтически преображает видимый мир, дает ему ощущение безбрежности, планетарности, космоса. Замедленность ритма движений слегка удлиненных фигур придает особую, почти ритуальную значимость обыденным трудам и заботам женщин.

Триумф Вакха, автор: Джорджо Вазари

Джорджо Вазари, один из выдающихся мастеров позднего Возрождения в Италии, почти не представлен в отечественных собраниях, зато многим известна написанная им книга жизнеописаний мастеров итальянского Ренессанса. Эта большая картина, написанная на дереве, отличается оригинальностью замысла и замечательным мастерством исполнения. Подготовительные рисунки к ней находятся в Лувре (Париж) и галерее Уффици (Флоренция). Вазари жил во Флоренции, был придворным художником герцогов Медичи и картина, вероятно, написана по их заказу. Прославление Вакха, покровителя виноделия и животворящих сил природы, Возрождение унаследовало от античности. Вакхические празднества совершались в начале осени, когда созревало молодое вино. Утомлённый праздником, Вакх устало опустил свою златокудрую голову. Свободные пляски вакханок заменены здесь изящным танцем девушек, который более соответствует утонченности придворных церемоний. По одну сторону от Вакха – юные вакханки и маленький сатир, по другую, прямо на земле – пьющий вино из кувшина Силен со своим неизменным спутником ослом, рядом – старая вакханка. Художник вразумляет своих зрителей: если в молодости вакхические радости естественны и прекрасны, то в старости они представляют неприглядное зрелище. Картину обрамляет золочёная рама искусной резьбы, по-видимому, исполненная по проекту самого живописца. Это произведение некогда принадлежало семейству флорентийских банкиров и меценатов – Джерини.

Наполнение Ноева ковчега, автор: Якопо Бассано

Настоящая фамилия живописца – Де Понте, прозвище Бассано он получил по имени родного города, недалеко от Венеции, где прожил всю жизнь, работая для городских и окрестных церквей и по по заказам любителей живописи. Рядом с мастером трудились его сыновья и ученики. Художник черпал в Ветхом и Новом Завете истории, которые позволяли ему писать людей и животных среди природы. Во времена Ноя «земля растлилась…и наполнилась ... злодеяниями». Всё на ней должно было погибнуть от гнева Божия в водах Великого Потопа. Бог повелел праведному Ною построить деревянный ковчег и взять по паре от каждого вида животных и птиц на земле. Уже готов ковчег, собраны животные и птицы. Подходит к концу день трудов. Ной склонился у начала настила, по которому в ковчег поднимаются животные, жена встречает их при входе. Сыновья и невестки тоже принимают участие в приготовлениях.

Прогулка по набережной, автор: Луис де Колери

«Прогулка по набережной» – традиционное название картины, однако ее содержание гораздо сложнее. Это – живописное воплощение куртуазного, придворного варианта аллегории «Сад любви», возникшей в средневековой поэзии. Цветник символизирует вечнозеленый Райский сад, дорога – Путь жизни и Аллею вечности, фонтан – Вечную молодость. Сад любви – сад чувственных наслаждений. Эта тема переплетается с аллегориями чувств: слух, зрение, осязание, обоняние. Лютинист, играющий даме, – обозначает аллегорию слуха; смотрящиеся в зеркало – аллегорию зрения; кавалер и дама, держащиеся за руки, – образ осязания; принюхивающиеся собаки – традиционный знак обоняния. Возможно, прообразом города на другом берегу реки явился фламандский город Брюгге, из-за обилия каналов называемый «Северной Венецией». В то время он был про¬винцией Испании – на корабле развевается испанский флаг. Дамы и кавалеры одеты и причесаны по испанской моде середины первого десятилетия XVII века. Эта картина – самое раннее произведение нидерландских мастеров в музейном собрании. Ранее она находилась в известной коллекции московского фабриканта-парфюмера Генриха Брокара.

Флора, автор: Каспар Питер Вербрюгген Младший

Эта картина – характерный пример барокко – великолепного, пышного стиля. Знаменитый фламандский живописец Вербрюгген Младший подписывал лишь те свои работы, которые считал лучшими. «Флора», созданная в период его творческого расцвета – одна из них. Изображение богини весны, растительного мира, традиционно окруженной пышными гирляндами цветов и плодов, – указывало на жизненный успех и процветание хозяина дома. Свидетельство роскоши и благополучия попугай – редкая, дорогая экзотическая птица, оперение которой напоминает цветок. Символика и цвет того или иного растения зависела от контекста изображения: белая роза означала невинность, розовая – нежность, желтая – радость, дружбу, богатство. Однако автора интересует не только символическое значение цветов, но и их изумительная красота, многообразие форм и роскошь красок. Фигуры Флоры и Амура написаны другим живописцем, предположительно, Питером Эйкенсом. Такая практика сотрудничества различных мастеров была очень распространена во Фландрии ХVII столетия.

Замок Пьерфон, автор: Жан Батист Камилл Коро

Одаренный поэтическим восприятием, близкий по духу к романтикам, Камилл Коро любил готическую архитектуру и посвятил соборам Франции целый ряд произведений. «Замок Пьерфон» он писал около 1865-го года, когда реставрация этого средневекового замка была завершена архитектором Виоле ле Дюком. «Чтобы войти в мою живопись, – говорил Коро, – надо терпеливо дождаться, чтобы рассеялся туман». Художник выбирает время рассвета: солнца ещё нет, но посветлевшее небо предвещает его восход. Проступили силуэты высоких башен, несколько мгновений назад сливавшиеся с ночным сумраком, стали различимы деревья, кустарники и две фигуры стражников в длинных плащах. Живопись Коро вызывала восхищение у А. П. Боголюбова: «Взглянув на его деревья, вы, пожалуй, не скажете, что это за растения, но вглядитесь в общее пятно его зелени, углубитесь в сравнение её по отношению к воздуху – и вы скажете – да, это мастер!».